Культурология: Культура России во второй половине 18 века, Реферат

ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ СФЕРЫ БЫТА И УСЛУГ

 

УФИМСКИЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ СЕРВИСА

Кафедра истории и культуры

Контрольная  работа

по культурологии

Культура России
во II пол. XVIII в.

         

                                                                             Студента

                                                                             заочного факультета

                                                                             группа ГУЗ 01-40 Буренин А.А.

                                                                             шифр 2399 – 303

                                                                             Проверила:

                                                                             доцент кафедры

и культуры,

                                      канд. ист. наук

Шафикова А.В.

г.Салават, 1999 г.

Содержание

стр.

         

1. Введение        ……..……………………………………………..     2

2. Развитие науки и техники во II пол. XVIII в     .……………….    4

3. Формирование антикрепостнической идеологии и

  отражение ее в литературе II пол. XVIII в.         ………………..   8

4. Творчество русских художников II пол. XVIII в.:

 Ф.Рокотов, Д.Левицкий, В.Боровиковский и др.V       ………….. 10

5. Архитектура, музыка, театр в России II пол. XVIII в         …...  15

6. Список используемой литературы           ……………………..   20    


1.   Введение

Во второй половине XVIII в. в России продолжает развиваться национальная культура. Однако в отличии от предыдущего периода времени на культуру большое влияние оказывало дворянство, а также продолжалось засилье иностранцев.

В этот период русская наука и образование продолжали развиваться, хотя крепостное право и самодержавие сильно препятствовали этому. Все же царскому правительству приходилось принимать некоторые меры по распространению образования – этого требовала эпоха.

В развитии просвещения России второй половины XVIII в. отчетливо прослеживаются две тенденции. Первая из них проявлялась в существенном расширении сети учебных заведений; вторая выражалась в усилении влияния принципа сословности на постановку просвещения.

Согласно уставу народных училищ, утвержденному в 1786 г., В каждом губернском городе учреждались главные училища с четырьмя классами, а в уездных городах – малые народные училища с двумя классами. В первых двух классах обучали чтению и письму, изучали священную историю. В двух старших классах изучали историю географию, геометрию, механику, физику и т. д. В обоих типах училищ было введено предметное преподавание.

Претворение Устава народных училищ обеспечило резкое увеличение числа народных школ. Если в 1782 г. в стране насчитывалось всего 8 школ с 518 учащимися, а в 1786 г. их было 165 с 11088 учащимися, то в конце столетия – 288 школ с 22290 учениками.

Наряду с расширением сети народных школ, предназначавшихся для низших слоев общества, из которых впрочем, крепостные крестьяне исключались, увеличилось число сословных школ, предназначавшихся исключительно для дворян в конце XVIII в. существовало 5 кадетских корпусов вместо одного в первой половине столетия. Новым типом учебного заведения для дворян являлись благородные пансионы.

В 1764 г. в ближайшей к Петербургу деревне Смольной создается Институт благородных девиц. При Смольном имелось мещанское отделение для девочек не дворянского происхождения. В институте помимо общеобразовательных дисциплин, воспитанниц обучали правилам поведения в семье и в обществе, а также домоводству: кулинарии, шитью, уходу за детьми и т. д.

С распространением образования тесно связано развитие науки. Необходимость познания законов природы и повышенный интерес к изучению ресурсов страны вызывались экономическими потребностями.

Одним из серьезнейших препятствий на пути распространения научных истин была церковь. Препятствовали развитию науки стародавние обычаи и суеверия, за которые еще держалась немалая часть населения страны.

Научные знания носили во времена средневековья, как правило, узкопрактический характер. Так, изучение свойств различных растений было связано с применением их в народной медицине, географические и астрономические знания были необходимы для купцов, проникавших со своими товарами во все более отдаленные области страны и в зарубежные страны, и т. п. Такой узкий практицизм, отсутствие теоретической постановки естественно научных проблем ограничивали кругозор и тоже тормозили развитие научных знаний.

Словом, препятствий на пути развития науки было множество. Но всем сколько‑нибудь наблюдательным и дальновидным людям становилась все более очевидной опасность отсталости России в научном и техническом отношении.


2.   Развитие науки и техники во II пол. XVIII в.

Развитие науки — процесс сложный, требующий и соответствующей материально‑технической базы, и людей, которые могут и хотят заниматься наукой, и общественной Среды, способной проявить понимание и оказать поддержку научным изысканиям. В условиях феодально‑крепостнического строя быстрых изменений произойти не могло, даже когда созревала настоятельная потребность в научных знаниях и эта потребность была осознана в правительственных кругах.

Как и во второй четверти XVIII века, основным центром научной деятельности оставалась Академия наук. К ней прибавился новый учебный и научный центр – Московский университет, а также Горное училище в Петербурге (1773) и Российская Академия (1783), занимавшаяся изучением русского языка и грамматики. В развитии отечественной науки выдающееся место занимал М.В. Ломоносов, а среди иностранных ученых – крупнейший математик XVIII века Леонард Эйлер (1707‑1783 гг.), вырастивший ученых из русских учеников. Среди них С.К. Котельников, разработавший вопросы теоретической механики и математической физики, С.Я. Разумовский – основоположник отечественной астрономии

Именно в Академии наук развернулась деятельность Михаила Васильевича Ломоносова. Ломоносовский период — ярчайшая страница в истории Петербургской Академии наук.

Это был период борьбы за научное мировоззрение. Кризис средневекового мировоззрения, начавшийся в России в XVII века, а в передовых европейских странах в эпоху Возрождения, не привел немедленно к полной победе нового, рационалистического объяснения природных явлений. Средневековье отрицало исследование природы, поиск причин и закономерностей — все объяснялось божественным провидением.

Чтобы освободить человеческий разум от средневековых религиозных оков, нужно было все объяснить с позиций разума, проникнуть в глубь явлений, т. е., как писал Ломоносов, “сыскать причины видимых свойств, в телах на поверхности происходящих, от внутреннего их сложения”. Для этого требовалось время и колоссальное напряжение сил. Жгучая потребность и стремление все исследовать и объяснить рационалистически и делало ученых масштаба Ломоносова энциклопедистами. Действительно, нет, кажется, такой области тогдашней науки, которой бы не занимался Ломоносов. “Ломоносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшею страстию сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он все испытал и все проик…” Борьбу с пережитками средневекового мировоззрения, с его защитниками в лице церковных властей, Ломоносов вел вполне сознательно и открыто. Сломить антинаучную реакцию в тех условиях было нелегко, и Ломоносов добивался, по крайней мере, чтобы невежды не могли “ругать наук в проповедях”.

Нужно оговориться, что Ломоносов, подобно большинству естествоиспытателей того времени, не был атеистом. Наука XVIII века все еще глубоко увязает в теологии, так как в качестве последней причины повсюду ищет и находит “толчок извне, необъяснимый из самой природы”. Это противоречило стремлению все объяснить рационалистически, но таким было это время — оно полно противоречий. Везде искали рационалистических причин, но останавливались — перед первым толчком.

Известно, сколько энергии отдавал Ломоносов распространению науки, основанию Московского университета, проблемам “сохранения и размножения российского народа” — просветительству в самом высоком смысле этого слова.

О методах научных исследований Ломоносова дают понятие отзывы о его работах Л. Эйлера. Эйлер отмечает, что Ломоносов выбирает для исследования актуальные проблемы, не останавливаясь при этом перед трудностями: ”…Он пишет о материях физических и химических весьма нужных, которые поныне не знали и истолковать не могли самые остроумные люди…” Эйлер говорит об остроумии научных гипотез Ломоносова, о смелости его теоретической мысли, не замыкающейся в эмпиризме. Гипотезы Ломоносова не беспочвенны, они “правдоподобны”, т. е. Основаны на понимании законов природы.

Количество выполненных Ломоносовым исследований, широта охвата им различных наук и научных проблем поразительны. Ломоносов был в силах сделать еще больше, а сделанное им могло бы оказать несравненно большее влияние на развитие науки. Но слишком много было препятствий, обусловленных в конечном счете, феодально‑крепостническим строем, засильем бюрократических методов руководства наукой. Ряд важнейших трудов Ломоносова был впервые издан только в XX веке.

Ломоносов разрабатывал в той или иной степени почти все отрасли тогдашней науки. Другие ученые, работавшие тогда в России, не были так энциклопедичны, но и они трудились над разработкой важных теоретических и практических проблем.

Главные усилия в то время направлялись на развитие военного дела, фортификации, овладение астрономическими знаниями, необходимыми для мореходства, на поиски полезных ископаемых, новых речных и морских путей, картографирование страны и т. д.

Пристальным вниманием пользовалось изучение природных ресурсов страны. Систематическое научное исследование природных условий страны, организованное государством, началось уже при Петре I.

С этой целью было возобновлена  практика организации комплексных экспедиций, обследовавших различные районы России. Шла разведка богатств и европейского центра страны, бассейна Печоры, Якутии и других районов. Всего было отправлено 5 экспедиций, объединенных общей целью и планом. Среди них экспедиция руководимая солдатским сыном академиком И.И. Лепехиным. Её маршрут пролегал от Москвы до Астрахани, а оттуда через Гурьев и Оренбург к горным заводам Урала и берегам Белого моря. Богатый материал собрал профессор Н.Я. Озерецковский, путешествовавший по северу страны и району Ладожского озера. Опубликованные отчеты руководителей экспедиций содержат богатейший материал о флоре и фауне, реках и озерах, рельефе, описание городов и населенных пунктов с их достопримечательностями, экономической характеристикой районов и промышленных предприятий. Огромную научную ценность представляет этнографический материал, в том числе относящийся к народам Севера, Сибири, Кавказа и других районов: сведения об одежде, жилищах обрядах, орудиях труда и т.д.

К академическим экспедициям примыкают экспедиции промышленных людей, отправлявшихся осваивать острова Тихого океана, а также берега Америки. Наряду с хозяйственным освоением новых земель и привидением в российское подданство местного населения экспедиции составляли более совершенные карты островов и обстоятельное описание их флоры и фауны. Среди исследователей выдающееся место занимает Г.И.Шелихов, составивший в 80-х гг. XVIII века описание Алеутских островов и организовавший освоение Русской Америки (Аляски).

Благодаря трудам российских ученых, таких как Крашенинников, Гмелин, Паллас, Озерецковский, Зуев, получили значительное развитие география, ботаника, зоология, минералогия. Это способствовало развитию промышленности, сельского хозяйства, сельского хозяйства, промыслов, путей сообщения и т. д.

Заметные успехи прослеживаются в развитии медицины. Если во времена Петра 1 в России существовало единственное медицинское училище, то к концу столетия их стало три. Кроме того, в столице была открыта Медико-хирургическая академия, а при Московском университете – медицинский факультет.

Особо остро в России стояла борьба с эпидемиями чумы и оспы. В 1768 г. Екатерина пригласила в Россию английского медика и сама первой сделал прививку от оспы. Оспопрививание того времени (вариоляция) хотя и не избавляло от заболевания, но значительно сокращало число смертельных исходов. Мировое признание получили  труды о чуме Д.С. Самойловича, являвшиеся итогом изучения свирепствовавшей в России эпидемии в 1770-1772 гг. Его вывод о том, что чума передается не по воздуху а от соприкосновения, имел большое практическое значение, поскольку и позволял наметить эффективные средства борьбы с эпидемией.

Вторая половина XVIII века примечательна небывалым взлетом технической мысли. Развитие промышленности и других отраслей народного хозяйства стимулировало научную и техническую мысль. Это находило выражение в многочисленных изобретениях и усовершенствованиях машин, станков, инструментов, в создании технической литературы. Широко известны имена выдающихся изобретателей XVIII века: А. Нартова, И. Ползунова, И. Кулибина, Фроловых и многих других.

В 60-е гг. развернулась деятельность великого русского изобретателя И,И. Ползунова, прославившегося изобретением в 1764-1765 гг. универсальной паровой машины, которой можно было приводить в действие любые заводские механизмы. Ползунову, таким образом, принадлежит честь первому открыть век пара – он это сделал на 20 лет раньше, чем Дж.Уайт. Машина Ползунова была пущена через несколько дней после его смерти в 1766 г.

Другим крупнейшим изобретателем того периода был И.П. Кулибин, внесший огромный вклад в развитие технической мысли. Если изобретение Ползунова по распоряжению заводской администрации было уничтожено, то знаменитые часы «яичной фигуры» сохранились до наших дней. Кулибин в 1776 г. разработал проект одноарочного деревянного моста через Ниву длиной в 298 м. Проект остался неосуществленным. Творческая мысль Кулибина охватила разнообразные отрасли техники. Он разработал проекты «самобеглой коляски», протезов для инвалидов, прожектора, лифта и т. д.

Судьба изобретений как и изобретателей была одинаковой: оба закончили жизнь в нищете, а большинство их изобретений не получили применения и были забыты.

Значительны шаг вперед сделали гуманитарные науки: история, экономическая и правовая науки, языкознание и др. Вторая половина XVIII века выдвинула ряд крупных историков – М.В. Ломоносова, М.М. Щербатова, И.Н. Болотина и др.

Научная и техническая мысль русских людей напряженно работала. Однако наука в те времена оказывала на производственную и хозяйственную жизнь гораздо меньшее влияние, чем могла бы. Причина этого — в крепостническом строе, все более тормозившем развитие как производства, так и науки.

Русская наука сделала к концу XVIII века большой шаг вперед. Развиваются не только естественные науки, но и гуманитарные. И все же, как ни велики были успехи, как ни значительны достижения, Россия продолжала отставать от передовых стран. Особенно это касается внедрения достижений научной мысли в производство. Много было препятствий на пути распространения передовых научных взглядов.


3.   Формирование антикрепостнической идеологии и  отражение ее в литературе II пол. XVIII в.

Литература второй половины XVIII века оставалась по преимуществу дворянской. Среди низов городского населения и в крестьянской среде были распространены устные сочинения народной поэзии, а также разнообразные повести, входившие в состав рукописных книг. Жизнь крепостных крестьян отразил «Плач холопов», появившийся среди крепостных крестьян в 1767-1768 гг. т.е. накануне крестьянской войны. В сочинение описано бесправие крепостного крестьянина, глумление над ним барина; жалобы на неправый суд завершаются угрозой «злых господ под корень переводить». Появляется множество сатирических повестей, пародирующих царский суд, солдатскую службу, волокиту в правительственных инстанциях.

Печатная литература второй половины XVIII века представлена тремя направлениями. Первое из них – классицизм воплотился в творчестве А.П. Сумарокова, перу которого принадлежит, кроме множества лирических и сатирических стихотворений, 9 трагедий и 12 комедий. Он признан создателем репертуара русского театра.

Сумароков по своим идейно-политическим взглядам примыкал к консервативному лагерю. Он считал дворянство первенствующим сословием в государстве, а крепостное право незыблемым институтов в русской жизни. Вместе с тем он выступал против церковного суеверия и домостроевского уклада семейной жизни, был сторонником женского образования. Свой долг писателя он видел в просвещении дворянства.

Герои его комедий либо добродетельны, и он им симпатизирует, либо отталкивающе безобразны. Таким выведен герой трагедии «Дмитрий самозванец». Как положительные, так и отрицательные герои трагедий Сумарокова выглядят не живыми людьми, а резонерами, изъясняющимися выспренным языком.

Комедии Сумарокова, как и трагедии выполняли воспитательные функции, они были нацелены на исправление нравов и устранение человеческих пороков («Опекун», «Лихоимец», «Рогоносец по воображению» и др.).

Другим направлением в русской литературе было начинавшееся оформляться художественно-реалистическое. Здесь самый крупный след оставил Д.И. Фонвизин – автор комедий «Бригадир» и бессмертного «Недоросля».

Комедии Фонвизина внешне схожи с сочинениями классицизма: в них 5 актов, соблюдено единство времени и места. Соответствуют требованиям классицизма имена действующих лиц: в фамилиях заложена их характеристика. Присущим стилю классицизма положительным персонажам присвоены фамилии Правдина и Стародума, а отрицательным героям – Простаков, Вральман, Кутейкин, Скотинин. Однако содержание комедий отходит от канонов классицизма: в них выведены не отвлеченные действующие лица, наделенные либо пороками, либо добродетелями, а живые люди, художественно обобщенные характеры, порожденные крепостнической действительностью. В «Недоросле» представлена галерея действующих лиц, воспитанных в условиях крепостного рабства: дикая крепостница Простакова, находящийся под её пятой супруг, наконец, лица, причастные к воспитанию Митрофанушки: гувернер Вральман, недоучившийся семинарист Кутейкин, солдат Цифиркин и др. Проблема воспитания являвшаяся ведущей в системе воззрения просветителей, волновала и Фонвизина, считавшего, что корень зла в воспитании.

Объективное значение комедий Фонвизина выходит за рамки бичевания недостатков воспитания, они обличают пороки крепостничества, допускавшего бесчеловечное обращение с крестьянами. В уста идеального дворянина Стародума Фонвизин вкладывает слова: «угнетать рабством себе подобных беззаконно».

Язык героев комедии индивидуализирован, а художественная обобщенность её столь велика, что Митрофанушка стал нарицательным именем, а некоторые выражения комедии приобрели значения поговорок («не хочу учиться, хочу жениться», «убояся бездны премудрости» и др.).

Треть направление известно под именем сентиментализма. Приверженцы сентиментализма показывают чувства рядового человека, иногда ничем не выделяющегося. В психологических романах и повестях сентименталисты изображают интимную жизнь, семейный быт. В их произведениях герои уходят от общественной действительности, уединяются на лоне природы.

Для сентиментализма характерна идиллическая картина сельской жизни: барин проявляет отеческую заботу о крестьянах, а те отплачивают ему уважением и послушанием. Тем самым затушевывались социальные противоречия эпохи и рабское положение крепостного крестьянина. Вместе с тем у сентименталистов крестьяне обладают теми же душевными качествами, что и дворяне. Самым крупным представителем этого направления был Н.М. Карамзин, а самым значительным его произведением «Бедная Лиза».

В основу повести положен сентиментальный вымысел об отношениях между бедной крепостной девушкой Лизой и молодым офицером Эрастом. Идиллические отношения завершаются трагедией: соблазненная Лиза кончает жизнь самоубийством.


4.   Творчество русских художников II пол. XVIII в.: Ф.Рокотов, Д.Левицкий, В.Боровиковский и др.

XVIII век был знаменателен для России заметными переменами и значительными достижениями в области искусства. Изменились его жанровая структура, содержание, характер, средства художественного выражения. И в архитектуре, и в скульптуре, и в живописи, и в графике русское искусство выходило на общеевропейские пути развития. Еще в недрах XVII века, в петровские времена, происходил процесс «обмирщания» русской культуры. В становлении и развитии светской культуры общеевропейского типа невозможно было полагаться на старые художественные кадры, для которых новые задачи оказались не по плечу. Приглашаемые на русскую службу иностранные мастера не только помогали создавать новое искусство, но и были учителями русских людей. Другим не менее важным путем получения профессиональной подготовки была посылка русских мастеров на учебу в Западную Европу. Так многие русские мастера получили высокую подготовку во Франции, Голландии, Италии, Англии, Германии. Я думаю, что именно на этом этапе русское искусство вступило в более тесное соприкосновение со стилевыми тенденциями, выработанными в западноевропейском искусстве нового времени, через которые предстояло пройти свой путь и ему. Однако поначалу процесс перестройки художественного сознания русских мастеров протекал с большими трудностями, в методе их работы еще сказывались традиционные представления, законы средневекового творчества в форме монументально-декоративных росписей и иконописи.

 Идея основания в России своей школы разных художеств появилась еще при Петре I, который дал указание о разработке проекта такой Академии, хотя прошло еще не мало времени, прежде чем удалось реализовать эту идею. Поначалу подготовка мастеров велась в различных местах и городах. Это была и Петербургская типография, и Оружейная палата в Москве, однако необходимость дальнейшего развития художественной школы стала особенно очевидной в середине XVIII века. И в 1757 г., в Петербурге состоялось открытие Академии трех знатных художеств. Уже в 1758 г. стараниями М.В. Ломоносова и И.И. Шувалова (президент Академии 1757 г. –1763 г.) сюда прибыла группа московских и петербургских юношей, склонных к художествам. Преподавание в Академии вели и иностранные учителя: скульптор Н. Жилле, живописцы С. Торелли, Ф. Фонтебассо и др., которым многим обязана русская культура. В 1764 г. Академия трех знатных художеств была преобразована в Российскую императорскую Академию художеств. В это время Академия становится и законодателем художественных идей, и учебным заведением. В ее среде выросло новое поколение художников, прославивших впоследствии Россию на весь мир, это были и архитекторы И. Старов, В. Баженов, скульпторы Ф. Шубин, Ф. Гордеев, художники А. Лосенко, Д. Левицкий и др. С основанием Академии художеств эпизодические поездки русских учеников за границу превращаются в постоянную практику учебы и работы за границей, которой удостаивались лучшие выпускники.

Во второй половине XVII столетия вместе с другими видами искусства в России, живопись переживает серьезные изменения. В определенной мере они подготавливают те коренные реформы, которые происходят в ней в начале XVIII века. Вступая на позиции искусства нового времени со значительным запозданием по сравнению с другими передовыми в художественном отношении европейскими странами, русская живопись по-своему отражает общие закономерности этой стадии развития. На первый план выдвигается светское искусство. Первоначально светская живопись утверждается в Петербурге и Москве, но уже со второй половины XVIII века получает значительное распространение в других городах и усадьбах. Традиционное ответвление живописи – иконопись по-прежнему широко бытует во всех слоях общества.

 Русская живопись развивалась на протяжении всего XVIII века в тесном контакте с искусством западноевропейских школ, приобщаясь к всеобщему достоянию – произведениям искусства эпохи Ренессанса и барокко, а также широко используя опыт соседних государств. Вместе с тем. Как уже давно установили исследователи, искусство в целом и живопись в частности, на протяжении всего XVIII века связаны единой направленностью и имеют ярко выраженный национальный характер. В этот период в России творили величайшие мастера своего дела – представители отечественной художественной школы и иностранные живописцы. Наиболее интересным явлением в искусстве петровской эпохи стал портрет. У истоков портретной живописи нового времени стоит И. Н. Никитин (ок. 1680 – 1742

 Живопись последних десятилетий XVIII века отличается значительным разнообразием и полнотой. В первую очередь это обусловлено основанием Академии художеств. Русская школа овладевает теперь теми жанрами живописи, которые прежде были представлены лишь работами старых и современных западноевропейских мастеров. Наиболее крупные достижения русской живописи последних десятилетий XVIII века связаны с искусством портрета. Творчество Ф. С. Рокотова (1735-1808) составляет одну из самых обаятельных и труднообъяснимых страниц нашей культуры. Уже в довольно зрелом возрасте он был принят в Академию художеств. Его ранние произведения – портреты Г. Г. Орлова (1762-1763 гг.), Е. Б. Юсуповой (1756-1761 гг.) свидетельствуют о его причастности к культуре рококо. Признаки этого стиля есть и в коронационном портрете Екатерины II (1763 г.), ставшей образцом для изображения весьма взыскательной императрицы. Еще много портретов вышло из-под кисти художника – поэт В. И. Майков (1769-1770 гг.), почти все семейство Воронцова – он сам (конец 1760-х), его жена М. А. Воронцова и дети (1770-е). В период восьмидесятых годов восемнадцатого века в портретах Ф. С. Рокотова преобладает оттенок горделивого сознания собственной значимости, к этому периоду относят: портрет молодой генеральши В. Е. Новосильцевой (1780 г.), знатной дамы Е. Н. Орловой. Современником Рокотова был Д. Г. Левицкий (1735-1822 гг.). Сын священника Левицкий родился на Украине. Его отличает умение передавать внешнее сходство модели в сочетании с её психологическим образом. Около 20 лет Левицкий возглавлял портретный класс Академии художеств и не только участвовал в воспитании целой школы русских портретистов, но задавал тон и уровень высокой репутации портретного искусства в России. Сфера его живописи шире, чем рокотовская. Ему одинаково хорошо удавались и камерные портреты и парадное изображение в рост. Неудивительно, что круг его заказчиков весьма обширен. Это и богач Демидов, чью картину он нарисовал в 1773 г., и светская красавица Урсула Мнишек (1782 г.), и итальянская актриса Анна Давиа-Бернуци (1782 г.). Важное место в творчестве Левицкого занимает работа над портретом Екатерины II, получившим отражение в «Видении Мурзы» Г. Р. Державина. Возвышенная, мифологизированная интерпретация не могла не нравиться императрице, которая более чем внимательно относилась к своим изображениям.

 В. Л. Боровиковский (1757-1825 гг.) как бы замыкает плеяду крупнейших русских портретистов XVIII века. Боровиковский, как и Левицкий, родом с Украины. Родился в семье казака. Начинал он церковным иконописцем. Уже в первые петербургские годы он сблизился с кружком, возглавляемый Н. А. Львовым, и неоднократно портретировал близких к этому обществу лиц. Довольно быстро при поддержке друзей, знакомых и пользовавшегося успехом при дворе австрийского живописца И. Б. Лампи, Боровиковский становится популярным среди широкого круга петербургского дворянства. Художник портретирует целые семейные «кланы» - Лопухиных, Толстых, Арсеньевых, Гагариных, Безбородко, распространявших его известность по родственным каналам. К этому периоду его жизни относятся портреты Екатерины II, ее многочисленных внуков, министра финансов А. И. Васильева и его жены. На него обратила внимание Екатерина: он в 1783 г. украшал в Кременчуге дворец, предназначавшийся для коронованной путешественницы. Преобладающее место в творчестве Боровиковского занимают камерные портреты. Полотна художника очень нарядны благодаря грациозной постановке моделей, изящным жестам и умелому обращению к костюму. Герои Боровиковского обычно бездеятельны, большинство моделей пребывает в упоении собственной чувствительностью. Это выражают и портрет М. И. Лопухиной (1797 г.), и портрет Скобеевой (середина 1790-х г.), и изображение дочери Екатерины II и А. Г. Потемкина – Е. Г. Темкиной (1798 г.). Большое внимание художник уделяет малоформатным и прекрасно удавшимся ему миниатюрным портретам. Так же Боровиковский – автор ряда двойных и семейных групповых портретов, которые появляются уже после 1800-х гг. Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что на протяжении всего XVIII века русское искусство живописи прошло большой путь становления по законам нового времени. Потребности эпохи получили отражение в преимущественном развитии светской живописи – портрета, пейзажа, исторического и бытового жанров.

 В XVIII веке в России происходил небывалый размах развития ваяния появления новой, западноевропейского типа скульптуры, какой еще не знала Россия. Заметную стилевую перемену в развитии русской пластики принесла новая эстетика классицизма эпохи Просвещения. Важную роль в освоении классической скульптуры в России сыграл приглашенный на русскую службу французский скульптор Н. Жилле, долгое время возглавлявший скульптурный класс Академии. Школу Н. Жилле, заложившую основы классического ваяния в России, прошли все ведущие русские скульпторы второй половины XVIII-века, окончившие Петербургскую Академию художеств: Ф. Гордеев, М. Козловский, И. Прокофьев, Ф. Щедрин, Ф. Шубин, И. Марос и другие. Рассмотрим наиболее известные работы и стилевые тенденции этих и некоторых других выдающихся скульпторов того времени. Наиболее полно овладевает принципами зрелого классицизма Иван Мартос (1752-1835 гг.). Он создает вполне классические произведения, заметно отличающиеся чистотой и ясностью своей формы от работ других мастеров. После окончания Академии художеств Мартос для совершенствования мастерства едет в Рим. Где непосредственно соприкасается с античной скульптурой. Мартос – мастер широкого диапазона, обращавшийся к разнообразной тематике. Особенно заметный след он оставил в разработке темы классического надгробия и городского монумента. Он был известен и как великолепный мастер декоративно-лепных работ, пробовал заниматься портретом. Его дарование как монументалиста в полной мере раскрылось в памятнике Минину и Пожарскому в Москве, ставшем эталонным произведением – он нашел новые пути соединения монументальной пластики не только с классическими зданиями, но и с пространственным городским ансамблем, превзойдя всех своих предшественников. Последователен в своей эволюции к классицизму был и Иван Прокофьев (1758-1828 гг.). По сравнению с другими мастерами у Прокофьева сильнее чувствуется сентименталистская струя, придавшая особую мягкость и лиризм его образам. Самое лучшее в его наследии – это рельефы, созданные для петербургской Академии художеств, в которых он достигает исключительного совершенства формы в выражении величавой тишины, гармонирующих с классическим строем интерьера. В этом же контексте развивалось и искусство скульптора Федота Шубина (1740-1805 гг.). Благодаря своему упорству и способностям он оказывается в Петербургской Академии художеств, где начинается блестящий расцвет его таланта. Ф. Шубин становится непревзойденным мастером скульптурного портрета. Он выполнил множество заказных портретов, бюстов. Это были бюсты А. М. Голицына, З. П. Чернышева и других известных деятелей екатерининской эпохи. К концу XVIII-века намечались и новые формы образного выражения в виде сентименталистских, а затем и романтических настроений. Характерны в этом отношении бюсты П. В. Завадовского и А. А. Безбородко (1798 г.), также выполненные Шубиным. Вместе с тем в поздних работах художника заметна и другая тенденция- усиливается конкретизация портретного образа, а в стиле нарастают черты строгости и простоты. Этими признаками обладают зрелые работы Шубина: бюсты Г. А. Потемкина (1791 г.), Е. М. Чулкова (1792 г.), М. В. Ломоносова (1793 г.), и др. Ф. Шубин показал своих современников в неповторимости индивидуальных особенностей их характера и склада души. Шубинский талант обусловил объективность и глубину его произведений, отразивших все многообразие и противоречивость эпохи. Художником одного творения (созданного для России) можно назвать французского скульптора Э. М Фальконе (1716-1791 гг.). Созданная в России им всего одна работа «Медный всадник» принесла ему славу великого мастера. Стремление к максимальному обобщению толкало на путь отвлеченного от конкретности истолкования памятника: гранитная скала постамента в виде морской волны, вздыбленный конь и растоптанная змея становятся олицетворением тех препятствий и враждебных сил, которые приходилось преодолевать Петру I. В результате родился символ, ставший олицетворением не только великих деяний Петра, но и преобразованной им России.


5.   Архитектура, музыка, театр в России II пол. XVIII в.

Своеобразно нарастает и динамика стилевого развития русской архитектуры XVIII века. В стране, с запозданием выходившей на общеевропейский путь развития, освоение западноевропейских стилей неизбежно протекает ускоренными темпами, причем уже на начальной стадии развития, в петровскую эпоху, существуют зачатки всех стилевых линий, через которые предстояло пройти русской архитектуре на протяжение века. Сущность переходного времени выражалась состоянием многостилья, когда русское искусство образно говоря «примеряло» себя к разным европейским стилям, еще не сделав окончательного выбора, совмещая в себе черты барокко, классицизма и рококо. Углубление разделения труда, формирование всероссийского рынка рост промышленности и торговли приводит к тому, что в феодальной по укладу еще стане растут и крепнут элементы новой, капиталистической формации, усиливается значение городов в жизни страны в целом.

 Эпицентром передовых веяний в архитектуре и градостроительстве стала российская столица Санкт-Петербург – ровесница века, задуманная как образец новой культуры. Будущая столица возводилась на пустом месте, что во многом облегчало внедрение приемов регулярной планировки и застройки. В небывалых ранее масштабах использовался опыт иностранных специалистов, были мобилизованы материальные и людские ресурсы всей страны. В первые годы существования Санкт-Петербурга развернулось широкое мазанковое строительство. В ходе строительства мастера осваивали деревянные конструкции так называемого «прусского образца» т. е. облегченный характер стен, плоские перекрытия в хозяйственных, общественных и жилых строениях. Технической новинкой Петербурга явились необычайно высокие шпили, венчающие важнейшие городские здания, что было широко распространено в северно-европейских странах. Выдающимся сооружением такого типа был шпиль Петропавловского собора, высота которого достигала 45 м. С размахом же каменного строительства усовершенствовались и его инженерные основы, стало возможно уменьшить толщину стен строившихся зданий без существенного снижения прочности зданий. Например, во дворце А. Меньшикова на Васильевском острове толщина стены в верхних этажах всего в полтора или даже в один кирпич. В этот период в Петербурге было налажено производство как обычного кирпича, так и особого, влагоустойчивого, по голландской рецептуре. Все это не замедлило дать результаты. Город был создан в рекордные сроки - временный деревянный Петербург быстро сменился каменным. К концу царствования Петра I он уже удивлял приезжих иностранцев величием и красотой. В созданном в 1751 г. труде о Петербурге автор имел основание записать: «сей град столько распространен, приукрашен и возвеличен, что перед многими великими и древностью превозносящимися городами в Европе имеет знатное преимущество». В Петербурге впервые был разработан регулярный план застройки города и ставший градообразующий его основой. План П. М. Еропкина (1737) и последующие за ним проекты закрепили эту закономерность развития города. Качественно новое лицо приобрели и петербургские площади. Они получили географические очертания с обстройкой их протяженными фасадами гостиных домов, коллегий и других общественных зданий. Так выглядела Троицкая площадь на Петроградской стороне. В середине века усилившаяся стилевая тенденция к скульптурной экспрессии форм сказалась на силуэте Петербурга, обогатившегося множеством новых, высоко поднятых колоколен и церквей. Причем в их виде вместо шпилей появились, подчеркнуто национальные мотивы пятиглавия, ярусности, башнеобразности, отчего силуэт города получил новые объемно-пластические акценты и несвойственные ему ранее живописный характер. «Регулярная» российская столица Петербург становится символическим воплощением образа самой абсолютистской империи с ее идеей всеобщего порядка. Сферой, где также обретался опыт регулярного регламентированного строительства, были основанные в первой половине века «города-крепости» и «города-заводы». Особое значение имел опыт строительства Таганрога, Воронежа, Азова, перепланировки таких городов как Оренбург, Тверь и многих других.

 Неоценимую роль в этом сыграли великие русские и иностранные архитекторы. Одним из известнейших представителей западной архитектурной школы, работавший в России был Растрелли Франческо Бартоломео (1700-1771 г.), сын итальянского скульптора К. Ф. Растрелли, служившего при дворе французского короля Людовика XIV, однако архитектурно-строительный опыт приобрел в России; будучи одаренным художником, он сумел проявить себя как искусный зодчий и занял наивысшее в архитектурном мире России положение «обер-архитектора». Его творчество достигло апогея в 1740-1750 г. Наиболее известные его творения - это и ансамбль Смольного монастыря в Петербурге (1748-1764 г.), созданный в традициях русских монастырских ансамблей предыдущих столетий, и дворцы елизаветинских вельмож М. И. Воронцова и С. Г. Строганова в Петербурге, но в наивысшей степени его талант проявился в создании таких шедевров как Зимний дворец (1754-1762 г.) в столице, Большой дворец в Царском Селе и Петергофе (Петродворце), и многом другом. Все они ярко характеризуют стиль барокко середины XVIII века и эволюцию творчества замечательного зодчего. Еще одним ярким иностранным представителем работавшим в России был Антонио Ринальди (1710-1794 г.). В своих ранних постройках он еще находился под влиянием «стареющего и уходящего» барокко, однако в полной мере можно сказать, что Ринальди представитель раннего классицизма. К его творениям относятся: Китайский дворец (1762-1768 г.) построенный для великой княгини Екатерины Алексеевны в Ораниенбауме, Мраморный дворец в Петербурге (1768-1785 г.), относимый к уникальному явлению в архитектуре России, Дворец в Гатчине (1766-1781 г.) ставший загородной резиденцией графа Г. Г. Орлова. А. Ринальди выстроил также несколько православных храмов, сочетавших в себе элементы барокко - пятиглавие куполов и высокой многоярусной колокольни. Известным русским представителем эпохи раннего классицизма в архитектуре был ученик архитектора Коробова – Кокоринов А. Ф. (1726-1822 г.). К известным его произведениям, где с наибольшей отчетливостью проявился стиль классицизма принято относить здание Академии художеств в Петербурге, выстроенного на Невской набережной Васильевского острова (1764-1788 г.). Необычайно красивый фасад и многофункциональные кабинеты и залы этого здания соответствовали все возрастающему престижу русского искусства. Известным московским архитектором, украсившим облик Москвы по праву считается Баженов В. И. (1737-1799 г.). Начальные познания в зодчестве он получил в архитектурной школе Д. В. Ухтомского и в гимназии Московского университета. Дипломат Французской академии художеств, присвоение звания профессора Римской национальной академии искусств, членство во Флорентийской и Болонской академиях художеств - поистине мировое признание его таланта. По возвращении в Петербург (1765 г.) В. И. Баженова избрали академиком Петербургской Академии художеств, а в 1799г. он стал ее вице-президентом. К первым работам В. И. Баженова относятся строительство здания петербургского Арсенала (ныне не существует) и до сих пор не разгаданный проект Смольного института (не осуществлен). С 1767 г. все внимание широко образованного зодчего поглотило ответственное поручение – проектирование и строительство колоссального сооружения – Большого Кремлевского дворца и здания коллегий на территории Московского Кремля. В связи с этим в 1768 г. была создана специальная Экспедиция кремлевского строения, главным архитектором которой был назначен В. И. Баженов. В его архитектурную команду вошли известнейшие проектировщики того времени, одним из которых был величайший впоследствии архитектор – М. Ф. Казаков. Новый дворец был задуман таким грандиозным (соответственно престижу великого государства), что мог скрыть за собой древние строения Соборной площади, а это бы нарушило традиционный облик Кремля, именно по этому своей "Инструкцией к строительству..." сам Баженов провозгласил необходимость сбережения древних построек Кремля. В 1772 г. были завершены все проектные работы, а 1 июня 1773 г. произведена официальная закладка дворца. В. И. Баженов писал: «народы европейские, узрев восставший из недр земных новый Кремль, объяты будут удивлением величавости и огромности оного и не увидят уже красот своих собственных великолепий». Однако дальше торжественной закладки строительство дворца дело не пошло, и в 1775 г. была даже распущена архитектурная команда В. И. Баженова. Широко разрекламированный проект и строительство дворца были средством укрепления государственного престижа Екатерины II, которая стремилась показать, что Россия под ее властью способна вести изнурительную войну и одновременно затевать грандиозное строительство. И тем не менее, несмотря на то, что выдающийся замысел В. И. Баженова осуществлен не был. его значение для русской культуры было весьма велико, и прежде всего для окончательного утверждения классицизма как основного стилистического направления в развитии отечественного зодчества. Кроме того, на проекте перестройки Кремля, прошли профессиональную подготовку многие известные мастера. Отказ от строительства, В. И. Баженов перенес стоически, неудачи не сломили зодчего. Он занялся разработкой проектов частных строений по заказам московского дворянства. К наиболее значимым строениям этого периода стоит отнести ансамбль усадьбы и господского дома Пашкова в Москве (1784-1786 г.), неподалеку от Кремля. Это определило компактную и в высшей степени оригинальную планировочную композицию. При проектировании дома Пашкова Баженов выступил блестящим последователем идей французского классицизма. Из усадебных городских домов в Москве, созданных в последний период жизни Баженовым, следует отметить дом Юшкова на Мясницкой. Завершением творчества В. И. Баженова предстает проект строительства Михайловского замка в Петербурге, однако, закончить его Баженову не удалось, и со значительными изменениями дворец был достроен архитектором В. Ф. Бренном. Еще один выдающийся русский архитектор – Казаков М. Ф. Свое образование он получил в архитектурной школе Д. В. Ухтомского в Москве, большую роль в развитии природного дарования М. Ф. Казакова сыграла работа в Твери, а затем семилетнее пребывание а архитектурной команде В. И. Баженова в период работы над проектом Большого Кремлевского дворца. Творческим кредо сформировавшегося Казакова был классицизм в его строгом проявлении. Ярким примером этому служит огромное здание Сената в Московском Кремле, искусно сооруженное им в 1776–1787 г. Можно предположить, что характер архитектурного решения этого здания был навеян архитектурой неосуществленного Кремлевского дворца В. И. Баженова. Следующим крупным общественным зданием, возведенным Казаковым в Москве, было четырехэтажное здание Университета на Моховой улице (1786 – 1793 г.). Это здание является прекрасным образцом классицизма, соответствующее престижу русской науки, имеющее строгий и репрезентативный вид. Важное место в архитектуре московского классицизма и в творчестве М. Ф. Казакова занимает известное общественное здание – дом Благородного Собрания, мастерски перестроенный архитектором. Также Казаковым была выстроена церковь Филиппа Митрополита на Второй Мещанской улице (1777-1788 г.). В строительстве мастер так же использовал классическую круглую композицию применительно к православному храму. Еще очень и очень многие выдающиеся русские и иностранные зодчие трудились на благо России, именно их стараниями по красоте городов и величию зданий, Россия в XVIII встала в один ряд с западноевропейскими странами.

Еще множество прекрасных мастеров творило в этот период, и как бы подводя итог этой эпохи, хотелось бы отметить, что XVIII век стал временем, благоприятствующим развитию русской культуры, определив две основные ее линии: профессиональную, ориентированную на общеевропейский путь, и местную, продолжающую развивать традиции народного творчества.

Богатые помещики создава­ли в своих имениях театры, в которых играли крепостные актеры. Прекрасный театр был у графа Шереметева в подмо­сковном дворце Останкино. И строителями дворца и актёрами театра были крепостные. Их высокое искусство поражало современников.

В середине XVIII в. был основан первый русский постоян­ный публичный театр. Его создание связано с именем выдаю­щегося русского актера Федора Григорьевича Волкова (1729— 1763). которого называют «отцом русского театра». Родился Волков в небогатой купеческой семье в городе Костроме. По­том он поселился в Ярославле, где и развернул свою замеча­тельную деятельность.

В 1750 г. Волков основал в Ярославле публичный театр. Слава об этом театре достигла столицы, артистов вызвали в Петербург. Много мытарств испытали артисты, пока наконец правительство издало указ об учреждении в 1756 г. в Петер­бурге «Русского для представления трагедий и комедий теат­ра». Руководителем театра сначала был писатель Сумароков, а потом Волков. Красивый, с живым, открытым лицом и пре­красным голосом, Волков завоевал широкую славу исполне­нием трагических ролей. Нередко это были роли борцов против тирании. Он сыграл множество героических ролей. Современ­ники отмечали, что и в комедиях Волков выступал с большим успехом. Талант его как актера был поистине многогранен.

Волков был человеком выдающегося ума и демократических убеждений. Поэт Фонвизин считал, что Волков мог бы быть «человеком государственным». Кипучая и плодотворная жизнь актера рано оборвалась: он умер в возрасте 34 лет, просту­дившись во время маскарадного представления.

Влияние Волкова на последующее развитие театра в России было огромно. Волков занимает почетное место в истории русской культуры.


Список используемой литературы

1.   В. И. Пилявский, А. А. Тиц, Ю. С. Ушаков. «История Русской архитектуры.» Стройиздат. 1984 г.

2. В. Н. Ткачев. «История архитектуры.» Высшая школа 1987 г.

3.   А. Н. Петров. «Русская архитектура первой половины XVIII века.» 1954 г.

 

4.   «История русской архитектуры.» Сов. Художник. 1956 г.

5. «Энциклопедический словарь русского художника.» Педагогика. 1983 г.


Еще из раздела Культурология:


 Поиск рефератов
 
 Реклама
 Реклама
 Афоризм
Чтобы молоко не убежало, покрепче привяжите корову.
 Гороскоп
Гороскопы
 Знакомства
я  
ищу  
   лет
 Реклама
 Счётчики
bigmir)net TOP 100