География: Шведская модель социальной экономики, Реферат

План работы

Введение------------------------------------------------------------------------- 3

Глава I. Особенности экономического развития Швеции в XIX-XX веках  4

§ 1 История успеха---------------------------------------------------------------------------- 4

§ 2 Трудные времена------------------------------------------------------------------------- 6

§ 3 Послекризисная история--------------------------------------------------------------- 9

Выводы------------------------------------------------------------------------------------------ 11

Глава II. Основы шведской экономики и ее особенности------- 12

§ 1 Общие особенности экономической модели Швеции------------------------ 12

§ 2 Частный сектор-------------------------------------------------------------------------- 13

§ 3 Государственный сектор-------------------------------------------------------------- 16

§ 4 Кооперативы и их роль в шведской экономике-------------------------------- 19

§ 5 Основные цели шведской модели-------------------------------------------------- 21

Выводы------------------------------------------------------------------------------------------ 23

Заключение------------------------------------------------------------------- 24

Список использованной литературы---------------------------------- 26



Введение

Термин “Шведская модель рыночной экономики” появился относительно недавно. После Второй Мировой войны Швеция из относительно небогатой страны сделала резкий скачок в своём социально-экономическом развитии, совмещая при этом быстрый экономический рост с обширной политикой реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе. Этот образ успешной и безмятежной Швеции особенно сильно контрастировали тогда с ростом социальных и политических конфликтов в окружающем мире.

Почему же для исследования была выбрана именно Швеция? Дело в том, что в трудные для экономики времена перестройки советская экономика разваливалась на глазах, а путь выхода из кризиса на долгосрочный период не был найден.В то время взоры многих советских экономистов устремились на относительно небольшое, но весьма развитое в социальном плане, государство в Скандинавии, а именно на Швецию. Многие предлагали идти по шведскому пути развития и создать у нас аналог “шведской социал-демократической модели рыночной экономики”. Но этот кризис так и не был преодолен, став одной из причин распада СССР, а в потоке становления новой, уже российской экономики, многим экономистам было уже не до опыта Швеции. Но интересно понять причину, по которой из различных экономических моделей, для перенимания опыта была выбрана именно Швеция. 

Основная цель предложенной работы - разобраться в тех особенностях, которые выгодно отличают “шведскую модель” от национальных моделей экономик других стран, о ее основных целях и перспективах ее будущего развития.

Основа работы - книга шведского экономиста Класа Эклунда “Эффективная экономика” в русском переводе А. Волкова, а также книга собственно А. Волкова -“Швеция: социально-экономическая модель“.

Работа состоит из двух частей. Первая посвящена истории становления экономики Швеции, так как анализ состояния лишь современной экономики будет неполным без анализа того пути, по которому Швеция пришла к ней. Вторая же часть является анализом основных отличий  шведской модели экономики.

Глава I. Особенности экономического развития Швеции в XIX-XX веках

§ 1 История успеха

К середине XIX века Швеция была еще довольно отсталой аграрной страной на севере Европы. 80 % её населения  получали свои доходы от сельского хозяйства. Лишь 1/10 часть 3,5-миллионного населения проживало в городах.   Начало интенсивной индустриализации пришлось на 70-е годы XIX года.             

Импульсом этого скачка Швеция обязана в основном загранице, а именно Великобритании. Из-за миграции населения Англии в города стал быстро повышаться спрос на основные шведские товары: железо, лес и продукты сельского хозяйства. Именно потребность в первых двух товарах вызвала бурное строительство металлургических предприятий, целлюлозных фабрик и лесопилок.

   Быстро увеличивались инвестиционные потоки. Шло активное увеличение протяженности сети железых дорог в Швеции, что в свою очередь уменьшало транспортные издержки.

       Новые фабрики и заводы требовали все большее количество людей. Появился рабочий класс, начали формироваться различные политические партии.

  Следующий всплеск экономической активности совпал с таким же периодом в российской истории, то есть пришелся на 90-е годы XIX века. С ростом доходов рабочих росла промышленность, работающая на обеспечение внутренних потребностей, в основном обувная и текстильная. Но наибольший импульс в развитии получили три отрасли: целлюлозно-бумажная, горнорудная и возникшие в этот период машиностроение, в основном перерабатывавшее шведское сырье. К началу ХХ века индустриализация в Швеции была в основном завершена.

        Когда началась Первая Мировая война, Швеция благоразумно объявила о своем нейтралитете. Шведские предприятия очень хорошо стали зарабатывать на поставке военных товаров, железа и продовольствия в Германию. Но это вызывало протест со стороны Англии, которая заблокировала шведское судоходство. Это в сочетании с неурожаем вызвало тяжелый продовольственный кризис 1917-1918 годов. Политические противоречия обострились до такого накала, что показалось, что Швеция стоит на грани революции.  Старый порядок уступил под прессом угрозы революции, было введено всеобщее избирательное право. Так управлять страной стала парламентская демократическая система.

С окончанием войны наступила лихорадочное оживление конъюктуры. Но это оказалось большим мыльным пузырем, и мнимый подъем сменился жесточайшим кризисом 1921-22 годов, возникшим вследствие дефляции после первой мировой войны, что привело к падению промышленного производства на 25% ниже уровня 1913 года. Объем производства упал на четверть, а безработица выросла до 30%. Но этот кризис, ставший ''очищающей ванной'' жля промышленности утих, сменившись экономическим ростом, продолжавшимся на протяжении всех 20-х годов.

 Но в октябре 1929 года в США прерваралась короткая инфляционная и прибыльная инфраструктура. Спрос на Чикагской фондовой бирже начал катастрофически падать. Это вызвало сначала кризис сначало в Америке, а потом и во всем мире.

 Швеция также пострадала от мирового экономического катаклизма, когда безработица среди членов профсоюзов в Швеции в 1933 году составляла 25%.Пик этого кризиса пришелся на 1930-1932 года, и он был гораздо менее длительным и глубоким, чем в других стран Запада.  Это объясняется тремя факторами: во-первых, был отменен золотой стандарт кроны, что вызало 30% девальвацию, что в свою очередь повысило конкурентноспособность шведских товаров на внешнем рынке. Из-за этого уже в 1932 году у Швеции появилось положительное сальдо платежного баланса. Во-вторых, повышение конкурентноспособности шведских товаров позволило предприятиям, которые их производили, использовать это для быстрого роста и перестройки экономики. В 30-е годы увеличивалось количество мелких предприятий, основателями которых очень часто были бывшие безработные. Новые предприятия усиливали конкуренцию, и это придало экономике Швеции большую динамичность. В-третьих, на выборах 1932 года победили социал-демократы.  Новое правительство начало проводить активную политику на рынке труда, что должно было решить проблему  безработицы.

   Все эти меры привели к тому, что объем производства, достиг довоенного уровня, а безрабтотица упала до 5-10% уровня. В 1938 году в городе Сальтшебадене было достигнуто соглашение между Центральным объединением профсоюзов и Объединением предпринимателей о мирном способе достижения коллективных договоров. В межвоенный период Швеция по темпам роста ВПП уступала только США.

Но уже недалеко был  пожар Второй Мировой. Швеция тоже не участвовала в ней (кстати, Швеция сохраняет нейтралитет в войнах с 1814 года). Швеция была вынуждена снабжать Германию железом, так как была окружена с одной стороны Финляндией, которая воевала на стороне Германии, с другой же была Норвегия, которую Германия захватила. И вновь внешняя торговля была ограничена блокадой. Чтобы обеспечить снабжение в годы войны, пришлось прибегнуть к весьма жестскому регулированию шведской экономики.

После того, как война в Европе закончилась, многие ожидали повторения кризиса 1917-20 годов, но эти ожидания не оправдались.

  Промышленность смогла быстро перейти на выпуск мирной продукции. Мировая конъюктуры была очень благоприятна для шведской экономики. Почти вся Европа была в руинах, а чтобы восстановить её, надо было очень много строительных материалов и машин. Все это  как раз и могла предложить шведская промышленность. Это продукция машиностроительной, деревообрабатывающей и добывающей промышленности. Экономический прирост постоянно увеличивался. Объем промышленного производства  в Швеции за 50-е годы вырос на 35%, а за следующий десяток лет – на 70%. Что еще удивительней, безработица падала и к началу 70-х была равна лишь 2% и это происходило без повышения темпов инфляции!

Всего же за период от 1870 до 1980 год в Швеции ВНП на душу населения рос примерно на 2,5% за год, что по мировым меркам очень много. А в 1950-75 годах этот прирост быле еще выше. Пиком стали 1960-65 годы, когда ежегодный прирост ВНП составлял в среднем 5,3%.

  Быстрые темпы роста позволили осуществить ряд социальных реформ, таких как всеобщее страхование по болезни, пособия на детей, дополнительные служебные пенсии, увеличение продолжительности отпуска при уменьшении рабочей недели и другие реформы.

 Например, реформа,  по которой в 1957 году был объявлен референдум по введению обязательной пенсии для всех мужчин и женщин, достигших 65 лет. Это стало основой благополучия нынешних шведских пенсионеров[1]. Многие в Швеции полагали, что здесь окончательно смогли решить проблемы безработицы и колебания конъюктуры.

§ 2 Трудные времена

Но этот миф развеялся. Темпы прироста ВВП снизились: с 1971 по 1975 год они равнялись 2,7%, а в 1976-1980  годы и вовсе до 1,3%.

 Рост объема промышленного производства прекратился вовсе, а с 1974 года он даже падал в течение четырех лет, чего не было даже во время кризисов 20-х и 30-х годов.

 Конечно, весь мир в большей или меньшей степени пострадал от энергетического кризиса 70-х, но хотя в Швеции он и начался позже, но продолжался дольше и был глубже.  1977-78 и 1981-82 годы были годами тяжелых промышленных кризисов, когда сокращались объемы производства и инвестиций. А в той же Западной Европе уже в 1976-82 года объем промышленной продукции  увеличился на 10%. В Швеции же он уменьшился на 5%. При этом более чем на 40% сократился объем промышленных капиталовложений.

Экономисты до сих пор спорят о причинах такого серьезного кризиса шведской экономики. Одни говорят, что это вызвано лишь с мировым энергетическим кризисом 70-х годов. А так как Швеция почти полностью зависит от импорта нефти, то это ударило и по ее экономике. Причем это отразилось не только на состоянии платежного баланса, когда Швеции приходилось расходовать больше экспортных  доходов, чем раньше, чтобы иметь средства на импорт такого же количества нефти. Этот кризис вызвал еще и цепную реакцию. Вызванный ростом цен на нефть кризис в судостроении вынудил Швецию распродать большую часть торгового флота, что в свою очередь отразилось на судостроении, которое строило в основном нефтеналивные суда. А это уже отразилось на сталелитейной промышленности.

  Другие же читают, что ошибочна была вся экономическая политика, проводившаеся в те годы. Третья, и наиболее правдивая точка зрения состоит в том, что столь тяжелое положение Швеции вызвано целым комплексом факторов, как внешних, так и внутренних.

 После войны Швеция была одной из немногих стран, в которых уцелела экономика и была почти полная занятость населения. Как было упомянуто ранее, во всей Европе спрос на шведские товары был высоким. Но с восстановлением промышленности европейских стран они смогли гораздо быстрее обновить оборудование и в технологическом плане обогнали Швецию. 

 Кроме того, в структуре шведского экспорта была очень значительной сырьевая часть, например, в конце 50-х годов – около 50% объемов экспорта приходилось на бумагу, целлюлозу, руду и сталь. В 1977 году этот объем упал до ⅓ из-за того, что в связи с уменьшением транспортной доли в себестоимости, на рынок вышли страны с гораздо меньшей себестоимостью добычи и переработки сырья, вроде Бразилии, которая активно разрабатывала свои лесные ресурсы или Австралии, которая начала активные открытые разработки руды.

В 70-е годы серьевая зависимость из основы шведского благосостояния превратилась в фактор, в значительной мере более усложняющий экономический рост.

       Здесь можно сделать небольшое отступление и провести аналогию с Российской Федерацией, где благополучие экономики в значительной степени зависит от мирового уровня цен на нефть, газ, алюминий, сталь и другие природные ископаемые. И хотя Россия еще не сталкивалась с сильными сырьевыми кризисами шведский опыт надо учитывать и постепенно переходить от экспорта сырья к экспорту переработанной и готовой продукции, то есть, например, от экспорта нефти к экспорту бензина, керосина, дизтоплива.

  Но вернемся к Швеции.

К внутренним же причинам, вызвавшим уменьшение темпов экономического роста, можно отнести фактор, который состоит в следующем. Во время индустриализации быстро растущий спрос на товары массового потребления вызвал миграцию рабочей силы в промышленность. А рабочая сила мигрировала в основном из сельского хозяйства. А так, как в промышленности средняя производительность труда выше, чем в сельском хозяйстве, то это повысило и среднюю производительность труда в Швеции. Структурные сдвиги и рост промышленной продукции вызвали еще более высокие темпы экономическоого роста. Но в последние десятилетия эффект от перемешения трудовых ресурсов стал сходить на нет.

К 60-70-м годам спрос на основные потребительские товары на внутреннем рынке начал насыщаться. Многие домашние хозяйства уже обзавелись товарами длительного пользования, вроде автомобилей, холодильников, стиральных и посудомоечных машин и так далее. Хотя эти вещи и нуждаются, время от времени в замене, это уже не может вызвать такого же быстрого роста ВНП, как при покупке этих товаров хозяйствами, у которых их не было. Есть и другие внутренние факторы, которые требуют более детального исследования их влияния на кризис 1970-х годов в Швеции, и поэтому мы на них останавливаться не будем. 

Все это кризисное положение вызвало и политическую нестабильность в Швеции. Новая Конституция 1970 года приписывала замену двухпалатного рикстага на однопалатный. Теперь воля народа могла гораздо быстрее влиять на правительство. Но теперь, проигрывая выборы, правительство уже не могло остаться у власти с помощью первой палаты, а должно было сразу падать в отставку. Теперь в рикстаге стало господствовать пропорциональное представительство от разных партий. 

Выборы 1973 года образовали парламент, в котором два политических блока получили одинаковое количество голосов. Правительству, за которое была половина парламента, надо было как-нибудь договориться с оппозицией. В Хага было подписано соглашение, в котором закреплена договоренность о снижении налогов и повышении размеров субсидирования промышленных инвестиций.

Но, несмотря на мрачные прогнозы многих экономистов, Швеция смогла выйти из кризиса. Продолжающийся с 1983 года непрерывный экономический подъем показал, что шведская модель смогла приспособиться к изменившимся условиям и показала свою жизнеспособность.

   Вследствие двух девальваций кроны возросла ценовая конкурентоспособность, что привело к росту экспорта. В 1983 году ВПП возрос на 2,4%, промышленное производство - на 5,1%, производительность труда - на 7,4%. В 1984 году рост ВПП составил 4% - наивысший показатель с 1973 года. Главным фактором роста опять являлся экспорт. В последующие два года темпы роста несколько снизились из-за замедления роста экспорта. Повышение доходов населения привело к увеличению личного потребления, ставшего важным катализатором продолжительного экономического подъема.

   В целом в 80-х годах Швеция имела прирост ВПП чуть выше среднего по Западной Европе. Благоприятная мировая конъюнктура положительно сказалась на шведской промышленности. Производственные мощности использовались на 90%, а во многих отраслях этот показатель был еще выше. Это потребовало значительного объема новых капиталовложений. За 1983-1989 гг. объем промышленных инвестиций вырос более чем на 60% . Нехватка квалифицированной рабочей силы и большое количество невыходов на работу - основные причины, сдерживающие расширение промышленного производства. Несмотря на это, объем производства быстро увеличивался. Поступление и объем заказов, прибыльность после 1982 года находились на достаточно высоком уровне. Высокий инвестиционный уровень наблюдался и в сфере услуг, которая в меньшей мере зависит от конъюнктуры. Он выражался главным образом в рационализации производства и насыщении его электронно-вычислительной техникой.

   Ведущей тенденцией экономического развития Швеции в 80-е годы стал переход от традиционной зависимости от железной руды и черной металлургии к передовой технологии в производстве транспорта, электротоваров, средств связи, химических и фармацевтических изделий.

§ 3 Послекризисная история

Некоторые исследователи считают, что шведская модель экономики начав видоизменяться, и,  начиная с начала 90-х годов, уже стала достоянием истории. Так, например, считает Игорь Гришин[2].  Так как она по своей природе была скорее адекватной коллективистко-универсалистической природе индустриального общества, она на новой постиндустриальной ступени развития общества уже не оправдывала себя. На новой ступени развития общества во главу угла ставиться личность, ее потребности.

Национальная промышленность с 80-х годов требует либерализации экономики и социальной сферы. Проведенное социологическое исследование выявило, что около ⅔ шведов в дилемме ''свобода или равенство'' отдают предпочтение именно свободе[3]. Это объясняется тем, что в результате политики ограничения рынка многие хозяйственные механизмы и связи были нарушены. Например, высокий прогрессивный подоходный налог дестимулировал менеджеров и специалистов расти по служебной лестнице

В начале 80-х годов распалась коллективно-договорная система регулирования, с ней же распалась и система солидарности в области зарплаты[4]

Это вызвало окончание длительного периода полной занятости, при котором безработица была на уровне 2-3%. Распались и действенные инструментарии ее регулирования. Безработица выросла до 6-8%.

Новые данные из Швеции опровергли прогнозы многих пессимистов. ВВП Швеции в 1999 году увеличился на 3,8%. Безработица сократилась с 8 % в 1997 году, до 5,5% в начале 2000 года. Инфляция осталась на низком уровне, произошло значительное увеличение реальной зарплаты.

За 90-е годы в шведской экономике произошли и крупные структурные сдвиги.Так ,например, возросла доля обрабатывающей промышленности в ВВП ( с 19% в 1993 году, до 23% в 2000 году); возрос удельный вес сектора частных услуг – до 47,5%, а доля госсектора сократилась.

В промышленности ⅔ прироста производства с 1993 года пришлось на фармацевтику, производства телекоммуникационной аппаратуры и автомобилей.

За 1997-2000 года занятость увеличилась на 3,7%, причем значительная часть рабочих мест возникла в частном секторе.[5]


Выводы

Экономическое развитие Швеции было столь же насышено различными кризисами, спадами и подъемами, как и у большинства стран Европы, так как именно в  XIX , а особенно в XX веке интеграция стран в мировой рынок достигла доселе невиданных высот.

Но шведская модель как раз и постоена таким образом, чтобы снижать последствия внешних конъюктурных скачков мирового рынка для страны и ее граждан. Как замечено ранее, это ей в основном удовалось.

Так почему же лишь Швеция до сих пор фактически следует своей модели? На этот вопрос можно ответить, проанализировав особенности, а главное плюсы и минусы этой моделю. К чему мы и приступаем.


 

Глава II. Основы шведской экономики и ее особенности

§ 1 Общие особенности экономической модели Швеции

В экономической теории принято различать 4 основных типа экономических систем: [6]

·            Традиционная (примитивная). Она почти не сохранилась, лишь в примитивных обществах Австралии и государствах Африки.

·            Государственная (централизованная). Ныне полностью государственной экономики уже нет. В Китае и КНДР появился рынок, и начали медленно развиваться рыночные механизмы.

·            Рыночная. Это результат длительной эволюции хозяйственной жизни. К ней относят некоторые страны Латинской Америки, Африки и Азии.

·            Смешанная.

 Но чаще всего последнюю считают лишь вариацией на тему рыночной экономической системы, когда государство поддерживает конкуренцию на рынке, ограничивая его монополизацию. Этот тип экономической системы также иногда называют многоукладным.

Но и смешанная рыночная экономика имеет разнообразные виды. Она делится на различные типовые группы моделей, в зависимости от соотношения форм собственности, участия государства в решении социальных проблем общества и некоторых других критериев[7]:

Ø  Либеральная. Эта модель характерна для США.

Ø  Социально ориентированная. Эта модель характерна для Германии.

Ø  Социал-демократическая. Ярким примером такой модели является ''шведская социал-демократическая модель''.

Шведская экономическая система обычно характеризуется как смешанная или многоукладная экономика. В ее основе лежат рыночные отношения на конкурентных началах с активным использованием государственного регулирования, что составляет экономический базис шведской модели. Тут присутствует сочетание, соотношение и взаимодействие основных форм собственности в капиталистическом рыночном хозяйстве Швеции: частной, государственной и кооперативной.

Каждая из этих форм заняла свою “нишу”, выполняет свою функцию в общей системе экономических и социальных взаимосвязей.

Подавляющее большинство (около 85%) всех шведских компаний с числом занятых свыше 50 человек принадлежат частному капиталу.

На частные предприятия приходится около ¾ занятых в производственном секторе, из них 8% работают в принадлежащих иностранному капиталу  фирмах.

Остальная часть приходится на государство и кооперативы, на каждый по 11-13%. Государственный сектор расширялся, а удельный вес кооперативного почти не менялся с 1965 года.[8]

   Кроме этих трех форм собственности существует множество компаний со смешанной собственностью, фирмы, принадлежащие профсоюзам, сберегательным банкам и т.п. Однако их доля очень мала.

§ 2 Частный сектор

   Самую значительную роль в производстве товаров и услуг в Швеции, как и почти во всех рыночных экономических системах  играет частный сектор.

В его рамках можно выделить крупный капитал, доминирующий в отраслях, определяющих экспортную специализацию, прежде всего в обрабатывающей промышленности. Остальная часть частного сектора состоит из мелких и средних фирм. По этому критерию частные компании можно разделить на две группы. К одной относится множество мелких фирм, в которых основатель, собственник и директор-распорядитель часто одно  и тоже лицо. В другую группу входят крупные компании, зарегистрированные на фондовой бирже. За последние десятилетия в структуре собственности этой группы произошли большие изменения. Заметно снизилась доля акций, принадлежащих домашним хозяйствам (населению) и частным индивидуальным лицам - с 47% в 1975 году до 21% в 1985, в то время как страховые, инвестиционные и нефинансовые компании, фонды, в том числе государственный Всеобщий пенсионный фонд (ВПФ), заметно увеличился - с 53% в 1975 году до 79% в 1985 (включая 7%, принадлежащих иностранцам). За послевоенный период произошло падение доли очень крупных индивидуальных акционеров - с 70% в 1951 году до примерно 20% в 1985 - вследствие, прежде всего высоких  ставок налогов на доходы и собственность.

            Таким образом, институциональная собственность в значительной степени заменила частных лиц. В настоящее время 20 крупнейших владельцев портфелей акций - учреждения. Особенно возросли доли нефинансовых, инвестиционных и страховых компаний, на которые в 1985 году приходилось соответственно 14, 14 и 10%.

Повышение роли нефинансовых компаний, занимающихся коммерческой деятельностью, произошло в силу различных причин. Некоторые из них ввели принадлежащие им дочерние компании на фондовую биржу, сохраняя значительную, а часто и подавляющую часть акций в своем распоряжении. Другие, продавая фирму или ее отделения, получали в качестве платежа акции покупающей компании. Некоторые крупные пакеты акций возникли в результате тесного долгосрочного сотрудничества фирм. Обычным явлением стали “стратегические” вложения капитала в акции. Этому способствовала высокая ликвидность многих фирм вследствие роста продаж и прибылей после 1982 года. В частности, “Сканска” купила “Сандвик”, “Вольво”- значительную часть “Фармасия” и “Стура” - “Суидиш мэтч”.

   Вместе с тем резко возросло и число шведов, владеющих акциями. Это объясняется как сокращением портфелей акций частных индивидуальных собственников, так и быстрым ростом числа компаний, зарегистрированных на Стокгольмской фондовой бирже. Важную роль сыграло появление новой группы индивидуальных владельцев акций после создания в 1978 году различных акционерно-инвестиционных фондов. Сбережения в этих так называемых всеобщих фондах  под управлением банков или фирм получали разнообразные налоговые субсидии от правительства. До 1984 года вкладчики получали скидку 30% с налогов на свои годовые сбережения в дополнение к необлагаемым налогом дивидендам и приросту стоимости акций. В 1984 году налоговая скидка была отменена, но остальные стимулы остались. В 1985 году на эти инвестиционные фонды приходилось 6% всех акций, и эта доля продолжала постепенно расти.

        В последние годы большой интерес к шведским акциям проявили иностранные инвесторы. К концу 1985 года на них приходилось примерно 7% стоимости всех акций. Кроме того, некоторые шведские компании появились на некоторых западноевропейских фондовых биржах, а также в Нью-Йорке и Токио, что объясняется их желанием обеспечить лучшие, чем в Швеции, финансовые условия и дополнительную рекламу за границей.

        Экономика Швеции характеризуется высоким уровнем концентрации производства и капитала и монополизации в ведущих отраслях. На крупных предприятиях (с числом занятых свыше 500 человек) сосредоточено около 40% занятых в промышленности, а на мелких (до 50 человек) - 17%. При этом рост концентрации проявляется, прежде всего, на уровне крупных фирм. В одной из 20 крупнейших компаний трудится более 40% рабочей силы в промышленности. На долю 200 крупнейших компаний приходится  по 75% объема производства, числа занятых, капиталовложений и экспорта Швеции.

   В  последние годы роль ведущих шведских компаний в мировой экономике возросла. В 1987 году среди 500 крупнейших неамериканских промышленных компаний насчитывалось уже 20 шведских. Конечно, в число гигантов капиталистического мира они не входят.

Так, крупнейшая шведская фирма “Вольво” уступает по размеру оборота почти в 7 раз компании номер один капиталистического мира “Дженерал моторз”  (15 млрд. долл. против 102 млрд. долл.). Ныне хозяевами двух крупнейших автомобильных компаний Швеции являются два трансконтинентальных гиганта автомобилестроения, являющиеся ''извечными конкурентами''. ''СААБ-Скания'' работает под руководством ''Дженерал Моторс'', а компания ''Вольво'' – ''Форд Мотор компани''.

Ведущие шведские промышленные фирмы имеют ярко выраженную международную ориентацию.

   В экономике Швеции очень высока монополизация производства. Она наиболее сильна в таких специализированных отраслях промышленности, как производство шарикоподшипников (СКФ), черная металлургия (“Свенска столь”), электротехника (“Электролюкс”, АББ, “Эрикссон”), деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная (“Свенска целлюлоза”, “Стура”, “Му ок Думше” и др.), самолетостроение (“СААБ-Скания”), фармацевтика (“Астра”, “Фармасиа”), производство специальных сталей (“Сандвик”, “Авеста”).

         В Швеции сложился наиболее мощный финансовый капитал среди стран Северной Европы. Он нашел свое организационное выражение в финансовых группах. В настоящее время в Швеции можно выделить три финансовые группы. Во главе двух из них (по принятой в шведской экономической литературе терминологии, “сфер банков”) стоят ведущие частные коммерческие банки страны - “Скандинависка эншильда банкен” и “Свенска хандельсбанкен”, при этом первая по всем показателям существенно превосходит своего конкурента. В первой половине 80-х годов началось формирование третьей финансовой группы (“третьего блока”) во главе с крупнейшей компанией страны - автомобильным концерном “Вольво”.

              В финансовую группу  “Скандинависка эншильда банкен”, контролирующую до 40% экспорта, 20% ВВП страны и обеспечивающую 40%  занятости в промышленности Швеции, входят семейные группы Валленбергов, Юнсонов, Боньеров, Лундбергов, Седербергов. Среди них выделяется семейство Валленбергов, контролирующее компании, биржевая стоимость акций которых превышает 1/3 акционерного капитала всех зарегистрированных  на бирже фирм. В целом примерно 25 компаний Валленбергов имели в 1986 году оборот 250 млрд. крон и прибыли около  18 млрд. крон. В Швеции и за границей на их  предприятиях занято примерно 450 тыс. человек. Империя Валленбергов считается одной из крупнейших в Западной Европе.

         Вторая финансовая группа - “Свенска хандельсбанкен” - включает в свой состав кроме объединения вокруг самого банка группы финансовых воротил Андерса Валля и Эрика Пенсера и семейные группы Стенбеков и чемпе. Однако здесь семейства не играют значительной роли.

§ 3 Государственный сектор

   Хотя государственный сектор и производит не столь много товаров, как частный, но у него есть очень важная роль – это аккумуляция и перераспределение значительных денежных средств на социальные и экономические цели согласно концепции шведской модели.

Государственный сектор имеет два уровня владельцев собственности: центральное правительство и местные (коммунальные) органы власти. Нижний уровень иногда выделяется в коммунальную форму собственности. Они, вместе составляя по форме собственности единое целое, различаются как по месту в сфере экономики, так и по масштабам (в каждом отдельном случае, но не в совокупности) деятельности.

   Государственный сектор и государственная собственность - разные понятия. Под государственной собственностью принято считать предприятия, принадлежащие государству полностью или частично (смешанная собственность). Государственный сектор можно охарактеризовать как объем вмешательства государства в экономическую жизнь. По этому показателю Швеция занимает среди развитых стран первое место.

   Размер государственного сектора может измерятся в таких показателях, как удельный вес государственных расходов, потребления, налогов в ВВП, населения, занятого в государственном секторе. В 1988 году в нем работал 31% работоспособного населения, государственное потребление составляло 30% ВВП, а государственные капиталовложения - 3%. Доля государственных расходов, включающих потребление, инвестиции и трансферты, достигала 61% ВВП в 1989 году.  Она возросла с 33% в 1960 году до 45%в 1970, 50% в 1975 году и 67% в 1982 (рекорд капиталистического мира). Затем она несколько снизилась. За последние десятилетия государственный сектор возрастал во всех странах, но наиболее активно - в Швеции.[9]

   Коммунальная собственность весьма ограничена и по закону разрешена в сфере коммунальных услуг и жилищном строительстве.

   Национализированные предприятия в основном сконцентрированы в сырьевых отраслях: горнодобывающей, черной металлургии, а также в судостроении, коммунальных услугах и в транспорте.

В этих секторах на национализированные или принадлежащие государству предприятия приходится больше половины всех товаров и услуг. Их  основная цель - расширение производства с достижением прибыльности. Однако конец 70-х годов характеризовался убыточным расширением, особенно после национализации коалиционным буржуазным правительством в 1977 г. судостроительных и металлургических частных компаний и их дальнейшего слияния в результате структурного кризиса в этих отраслях с целью сохранения занятости. Правительство активно субсидировало эти компании до тех пор, пока возвратившиеся к власти социал-демократы в 1982 г. не покончили с политикой “кормления хромых уток”.

   Государственная собственность принимает форму либо акционерных компаний, либо государственных предприятий. Последние имеют значительную свободу действий в финансовых и кадровых вопросах. Решения в области цен ими принимаются также самостоятельно. Они должны покрывать издержки и приносить прибыль на вложенный капитал.

   Созданный в 1970 г. для координации деятельности государственных предприятий холдинг “Статсферетаг” был реорганизован в 1983 г., когда из него вышла группа крупных компаний, занимающихся добычей и переработкой сырья, а оставшиеся вошли в фирму, получившую название “Прокордиа”. Сейчас она объединяет около 15 фирм в химической, фармацевтической, пивоварной промышленности, машиностроении, производстве потребительских товаров и услуг. В 1987 г. число занятых в “Прокордии” составило  25 тысяч человек.

   Кроме “Прокордии” в число государственных и смешанных предприятий входят горнодобывающая компания ЛКАБ, целлюлозно-бумажные АССИ и НСБ, металлургическая “Свенска столь”, судостроительная “Цельсиус” и коммерческий банк “Нурдбанкен”. В 1987 г. число занятых в этих фирмах составило 48 тыс. человек, а всего в государственных компаниях - около 150 тыс. человек.

   Предприятия государственного управления предназначены для выполнения особых целей и в некоторых случаях по закону являются монополиями. На почту и связь - две крупнейшие государственные монополии - приходится свыше 60% всех занятых на государственных предприятиях. Другая важная сфера - транспорт. Шведские государственные железные дороги составляют 95% всех жел. дорог в Швеции и на них работают 33 тыс. человек. Около половины производства электроэнергии приходится на государственное управление “Ваттенфалль”. В последние годы оно также занялось исследованиями в области как новых источников энергии (солнце, ветер и вода), так и традиционных (уголь, торф и природный газ).

   Центральное правительство воздействует на экономику страны посредством различных экономических инструментов. Основной из них - государственный бюджет.

   В Швеции более 50% государственных расходов составляют трансфертные платежи, то есть перевод доходов в частный сектор (домашним хозяйствам и предприятиям), в том числе пенсии, жилищные субсидии, пособия на детей, сельскохозяйственные и промышленные субсидии. Сюда же входят выплаты процентов по государственному долгу.

   Оставшиеся после вычета трансфертных платежей из общих государственных расходов средства составляют государственное потребление и инвестиции. На государственное потребление приходится порядка 90% оставшейся суммы, в том числе почти ⅔ тратится на здравоохранение, образование, государственную администрацию и т.д. Большая часть государственного потребления состоит из зарплаты государственных служащих - медицинских работников, учителей и др. Основная часть коммунальных расходов приходится на здравоохранение и социальные услуги, охрану окружающей среды (около 30%), образование (около 21%), электро- и водоснабжение (12%), досуг и культуру (5%), транспорт и связь (5%).

   Основа шведской системы социального страхования - различные виды социальных пособий, которые также являются важным инструментом политики распределения. В 1988 году переводы из сектора социального страхования домашним хозяйствам составили 109 млрд. крон, в том числе более 50% - пенсии. Всего же расходы сектора социального страхования достигли 134 млрд. крон.

   Финансирование государственных расходов в Швеции комплексное. Различные части государственного сектора имеют собственные источники доходов. Кроме того, комунны, ландстинги[10] и сектор социального страхования получают дотации, в основном от центрального правительства. Для последнего основной источник доходов - косвенные доходы.

   В 1988 году налоги и взносы на социальное страхование, выплаченные государству, составили 340 млрд. крон, или 90% всех доходов центрального правительства (378 млрд. крон). 50% этой суммы составляют косвенные налоги, 15% - налоги на социальное страхование.

   Для местных властей основной источник финансирования - подоходные налоги (60%). Государственные трансферты комуннам в 1988 году составили 67 млрд. крон, что составляет 25% доходов коммун (270 млрд. крон), и являются дотациями коммунам с низкими налогами, компенсацией потерь налогооблажения, помощью и субсидиями на инвестиции.

   В секторе социальных услуг взносы предпринимателей и трудящихся на социальное страхование - основной источник доходов.

   Государственный сектор наиболее развит в сфере услуг. В социальных услугах, составляющих половину всей сферы услуг, доля государства - 92%, в том числе в здравохранении - 92%, в образовании и НИОКР - 88,7%, социальном страховании - 98,2%. В целом же по статистике на государство приходится 49% занятых в секторе услуг, а с учетом государственных компаний - 56%.

   Государственный сектор важен для повышения эффективности экономики. Этому способствует, например, хорошее качество и низкие издержки на такие важные государственные услуги, как транспорт и связь, система образования. В этом четко видно взаимодействие частного и государственного секторов: рост доходов от первого используется через налоговые и другие поступления в государственный бюджет для увеличения, прежде всего государственных услуг населению, что в свою очередь способствует большей эффективности экономики, где основу составляет частный сектор.

§ 4 Кооперативы и их роль в шведской экономике

   Особенностью именно шведской модели рыночной экономики является роль и значение кооперативного движения в стране. Оно распространено по всей стране и занимает весьма сильные позиции. Кооперативы способствовали превращению Швеции из аграрной в промышленно развитую, процветающую страну. Важную роль кооперативное движение играет в сельском хозяйстве, в промышленности, в розничной торговле, жилищном строительстве и других сферах деятельности.

   Кооперативы делятся на производственные и потребительские. Производственные кооперативы с общим числом занятых около 50 тыс. чел доминируют в производстве молока и мяса и занимают важное место в производстве других продуктов, а также в целлюлозно-бумажной промышленности. Потребительские кооперативы с числом занятых 70 тыс. человек, из которых примерно половина приходится на два крупнейших, играют важную роль в розничной торговле.

   В смешанной экономике кооперативное движение действует в качестве “третьей силы”, или “третьей альтернативы”, частной и государственной собственности, основываясь на принципах демократии и пользуясь широкой народной поддержкой. В некоторых областях - особенно среди потребительских кооперативов - кооперация стала уравновешивающей силой на рынке в интересах простых людей, например в вопросах ценообразования. В прошлом потребительские кооперативы выдержали немало битв с частными картелями. Эту роль они играют и сейчас, хотя и в менее драматичных формах.

   На кооперативы в Швеции приходится 5% промышленного производства и всех, 7,5% занятости в промышленности, 14% в розничной торговле и 5% от числа всего работающего населения. В Швеции ⅔ домашних хозяйств тем или иным образом связаны с кооперативами. На потребительские кооперативы приходится 20% продаж товаров повседневного спроса. От ½ до ⅔ продовольствия, потребляемого в Швеции, производится фермерами, входящими в кооперативы, а по молоку и мясу эта доля равна 99% и 80% соответственно.

  

Термин “кооператив” обычно относится к экономическому понятию, основывающемуся на совместных действиях и взаимопомощи.

Кооперативное предприятие должно иметь прямую связь с нуждами и экономическими интересами его членов. Среди принципов кооперативного движения: свобода членства - никто не может быть исключен, кроме случаев нарушения устава; независимость от политических партий и вероисповеданий; демократическое управление - “один член - один голос”; ограничение доходов на вложенный пай, кооперативное общество - ассоциация людей, а не капитала; накопление капитала на развитие и экономическую самостоятельность; просветительская деятельность; взаимодействие кооперативов.

   Кооперативное движение возникло в Швеции во второй половине XIX в. Но решающий прорыв произошел в 90-е годы прошлого века и следующие за ним десятилетия вследствие промышленной революции и возникновения растущего рабочего класса в новых городских районах. Кооперативное движение нашло поддержку среди членов других народных движений: «свободного” религиозного, трезвости, крестьянского, рабочего - в лице его политической и профсоюзной частей. В 1896-1899 годах появилось более 200 новых потребительских кооперативных ассоциаций. В 1899 году они образовали Кооперативный союз (КФ).

   КФ - национальная организация шведских самоуправляющихся обществ потребительских кооперативов. Число членов постепенно возросло, а число обществ заметно сократилось вследствие слияний; с 950 в 1920 году до 138 в 1987. Общества различаются по числу членов от 306 тыс. до 67. Всего же в потребительских кооперативах в Швеции состоит 2 млн. человек. КФ занимается торговлей, производством, банковской, издательской, туристической и просветительской деятельностью. КФ имеет более 80 торговых отделений, в том числе за рубежом, ряд заводов по переработке продовольствия, в частности мукомольные, пекарни, по упаковке мяса, пивоваренные и консервные, а также несколько промышленных предприятий.

   Сфера деятельности кооперативов широка; помимо упомянутых существуют кооперативы жилищные, страховые, туристические, автомобильные и даже похоронные.

   Таким образом, кооперативы играют очень важную роль в современном шведском обществе. Но происшедшие в 50-60 годы сдвиги к укрупнению экономических предприятий с целью снижения издержек оказали воздействие и на кооперативы, также как и на другие виды бизнеса. Эта тенденция стала серьезно угрожать демократии в кооперативах. В настоящее время кооперативное движение ищет пути усиления влияния рядовых членов на положение дел в кооперативах.

§ 5 Основные цели шведской модели

   Каждая социально-экономическая модель преследует и создана для определенных целей.

В шведской модели первостепенную роль играет социальная политика, которая призвана создавать более или менее нормальные условия воспроизводства рабочей силы (преимущественно высококвалифицированной) - обстоятельство исключительной важности для Швеции, если иметь в виду специфику ее развития и место в международном разделении труда, - и является инструментом ослабления социальной напряженности, нейтрализации классовых антагонизмов и конфликтов.

   В шведской модели социальная политика способствует преобразованию общественных отношений в духе социальной справедливости, уравниванию доходов, сглаживанию классовых неравенств и в итоге построению нового общества демократического социализма на базе государства благосостояния.

   Уровень жизни в Швеции считается одним из наиболее высоких в мире и наивысшим в Европе. Уровень жизни определяется комплексом различных показателей. По ВВП и потреблению на душу населения Швеция занимает одно из первых мест в Европе. По степени выравнивания доходов Швеция опережает все остальные страны мира. Отношение зарплаты женщин к зарплате мужчин в Швеции самое высокое в мире

   Согласно одной из целей шведской модели - равенства, доходы выравниваются весьма прогрессивной системой подоходных налогов. Широкое перераспределение через систему социального страхования способствует значительному сокращению различий в доходах. В 1986 году в Швеции  на 20% самых богатых семей приходилось 37,5% доходов, на 20% самых бедных - 12% (для США соответственно 43,7% и 4,6%). Заметно сократилась разница в оплате мужчин и женщин; в 1987 году средняя заработная плата женщин составляла 89,6% зарплаты мужчин (для сравнения: в Италии - 84,8%; в Германии - 73%; в Великобритании - 70,5%; в Японии - 48,5%).

   После продолжительного роста чистых (после вычета налогов) доходов в послевоенный период реальные (в постоянных ценах) чистые доходы домашних хозяйств в 1981-1983 годах сократились. В 1984-1989 годах в среднем ежегодно они росли на 2,2%. Реальные доходы трудящихся отставали по темпам роста от доходов других слоев населения (например, пенсионеров). В 1950 году на чистые доходы домашних хозяйств приходилось 70% ВВП. К 1989 году эта доля упала примерно до 50%. Прямые налоги и взносы на социальное страхование с населения росли заметно быстрее обратного потока переводов из государственного сектора домашним хозяйствам.

   Более половины собственности домашних хозяйств приходится на  материальную собственность, а финансовые активы в виде счетов в банках, облигаций, акций и других требований составляют около 40%. На автомашины, лодки и другие потребительские товары длительного пользования приходится еще 10%. Собственность распределена менее равномерно, чем доходы, но за последние десятилетия была заметна тенденция к более равномерному распределению. Распределение собственности в Швеции более равномерное, чем в большинстве других стран.

Показатели жизненного уровня (на 1000 чел.) в 1987 году.

        Страны

ВВП на душу  населения (долл. США) Телефоны (шт.) Телевизоры (шт.) Легковые автомобили (шт.) Потребление Электроэн-ии на душу (кВч) Безработица (%)
Швеция
18876 890 393 420 17079 1,6

Германия

18280 640 379 463 6900 8,7

Англия

11765 524 346 318 5477 8,4

США

18338 760 813 559 11204 5,4

Япония

19465 555 261 241 5733 2,5

Франция

15818 608 332 394 5870 10
 

Выводы

Основными особенностями шведской модели экономики можно назвать:

Ø  Значительная роль госсектора, в структуре которого преобладают объекты социального назначения.

Ø  Превышение доли государственного бюджета в ВВП (50%), доминирование в расходной части бюджета статей финансирования социальной сферы.

Ø  Регулирование трудовых отношений не на уровне предприятий и отраслей, а на национальном уровне.

Ø  Использование в государственной социальной политике средств, минимизирующих уровень безработицы и дифференциацию населения по уровню доходов.

Ø  Развитая система производственной демократии.[11]

Эти особенности присущи также схожим экономическим моделям национальных экономик, характерным для некоторых стран Северной Европы.

О недостатках и преимуществах шведской модели будет сказано в следующем, заключительном разделе.


Заключение

Итак, рассмотрев основные особенности шведской модели экономики, мы можем констатировать, что ее основная цель  - полная занятость и равенство, которые зависят от стабильности цен, экономического роста и конкурентоспособности, в целом выполняется. Сочетание общих рестриктивных мер и активной политики на рынке труда рассматривалось как средство совмещения полной занятости со стабильностью цен. Всеобщая политика благосостаяния и профсоюзная политика солидарности в области зарплаты - составные части шведской модели. Модель развивалась в течение нескольких десятилетий и показала жизнеспособность идей политики солидарности в области зарплаты, полной занятости без инфляции, активной политики на рынке труда. Какие же выводы из опыта и достижений шведской модели можно сделать?

   Неоспорим успех Швеции на рынке труда. Швеция сохраняла исключительно низкую безработицу в послевоенный период, в том числе с середины 70-х годов, когда серьезные структурные проблемы привели к массовой безработице в большинстве развитых капиталистических стран.

   Есть определенные достижения и в длительной борьбе за равенство. Полная занятость сама по себе важный фактор выравнивания: общество с полной занятостью избегает различий в доходах и жизненном уровне, проистекающих из массовой безработицы, поскольку долгосрочная безработица ведет к потерям в доходах. Доходы и жизненный уровень выравниваются двумя путями в шведском обществе. Политика солидарности в области зарплаты стремится достичь равной зарплаты за равный труд. Правительство использует прогрессивное налогообложение и систему обширных государственных услуг.

   Меньших успехов Швеция добилась в других областях: цены росли быстрее, чем в большинстве других стран ОЭСР, ВВП увеличивался медленнее, чем в ряде стран Западной Европы, производительность труда почти не росла. Падение темпов роста производительности труда - международное явление, вызванное, в частности, расширением сектора услуг, который менее способен к рационализации. В определенной степени неблагоприятное развитие в Швеции объясняется большим государственным сектором, который, по определению, не дает роста производительности. Таким образом, инфляция и относительно скромный экономический рост являются определенной ценой, уплаченной за полную занятость и политику равенства.

   Наиболее слабым местом модели оказалась сложность сочетания полной занятости и стабильности цен. Но до 80-х годов эти трудности не проявлялись в виде серьезной угрозы модели в целом. Причины лежат в области политики. Социал-демократы имели правительство, опирающееся на меньшинство в рикстаге, и позиции партии постепенно ослабевали. Правительство понимало необходимость более сильной налоговой политики, но не нашло поддержки этоьу в риксдаге. Рестриктивная политика обычно непопулярна, а  период пребывания правительства у власти короткий: общенациональные выборы проходят через 3 года, и правительству требуются твердость и политическое мужество при сдерживании высокой конъюктуры.

   Таким образом, шведская  модель оказывалась под угрозой. Считалось, что сохранение в будущем двух основных целей шведской модели - полной занятости и равенства - потребует новых методов, которые должны соответствовать изменившимся условиям.

Но новые данные из Швеции развеяли мрачные прогнозы некоторых экономистов, что еще раз доказывает адаптивность к новым условиям и высокий потенциал, заложенный в основу шведской модели. Шведская экономика продолжает жить и развиваться, обеспечивая высокий уровень жизни своих граждан.


Список использованной литературы

1.          Эклунд К. «Эффективная экономика». М.,1991.

2.          Караиванова И. Зри в корень //Северо-запад. 2001. №32.

3.          Гришин И. Социал-демократия Швеции: трудное расставание с прошлым //Мировая экономика и международные отношения.2000.№9.

4.          Можаев В. Совместима ли «шведская модель» с глобализацией и евроинтеграцией? //Человек и труд. 2001. №4.

5.          Волков А. Северные страны Европы: ситуация меняется //Мировая экономика и международные отношения.2001. №2.

6.          Волков А. «Швеция: социально-экономическая модель». М., 1991.

7.          Липсиц И. Экономика,  книга 2. М.,1996.

8.           Социальная политика государства в рыночной экономике: Учебное пособие/ Под редакцией профессора Пригарина В.С., доцента Канаевой О.А.- СПб. 2002.



[1] Караиванова И. Зри в корень //Северо-запад. 2001. №32. стр.37.

[2] Гришин И. Социал-демократия Швеции: трудное расставание с прошлым //Мировая экономика и международные отношения.2000.№9. стр.78.

[3] Там же, стр. 80

[4] Можаев В. Совместима ли «шведская модель» с глобализацией и евроинтеграцией? //Человек и труд. 2001. №4. стр.30.

[5] Волков А. Северные страны Европы: ситуация меняется //Мировая экономика и международные отношения.2001. №2. стр.92-96.

[6] Липсиц И. Экономика,  книга 2. М.,1996. стр. 8.

[7] Социальная политика государства в рыночной экономике: Учебное пособие/ Под редакцией профессора Пригарина В.С., доцента Канаевой О.А.- СПб. 2002. стр. 36.

[8] А.М. Волков// «Швеция: социально-демократическая модель».М., 1991, стр. 19-20 

[9] А.М. Волков// «Швеция: социально-демократическая модель». М., 1991, стр. 24

[10] В Швеции два уровня местных органов власти: страна состоит из 24 лэнов (губерний) и 284 комунн (низовых административных единиц). В каждом лэне имеется местный региональный выборный орган - ландстинг.

[11] Социальная политика государства в рыночной экономике: Учебное пособие/ Под редакцией профессора Пригарина В.С., доцента Канаевой О.А.- СПб. 2002. стр. 37.


Еще из раздела География:


 Поиск рефератов
 
 Реклама
 Реклама
 Афоризм
В жизни у меня было много мужчин… Жаль, что только один раз!
 Гороскоп
Гороскопы
 Знакомства
я  
ищу  
   лет
 Реклама
 Счётчики
bigmir)net TOP 100